ПРИТЧА О НАГРАДЕ

«Никто не забыт, ничто не забыто»
Надпись на 10-рублевой
монете РФ выпуска 2005 года

Весна 2010 года застала меня в г. Архангельске. Страна готовилась к празднованию 65 годовщины победы в Великой Отечественной войне. В периодической печати, на радио и телевидении шло освещение этого события. Мне вспомнилось участие многих родственников в этой войне. Воспоминания легли на бумагу – так родилась газетная заметка «Цена Победы». Читатель, она перед Вами.

«Приближается очередная юбилейная дата Победы в Великой Отечественной Войне. Я хочу рассказать о своей бабушке Анастасии Яруслановне Решетовой.

В 1937 году она вместе с мужем и пятью детьми переехала с Донбасса в Карело- Финскую АССР (ст. Боярская Лоухского района).

Муж Егор устроился работать на «чугунке», так называлась Кировская железная дорога. Анастасия воспитывала детей.

Неожиданно началась война и мужа сразу призвали на фронт. Надо было кормить детей и бабушка пошла работать в карьер по разработке гравия. Работа была очень тяжелая, так как гравий грузили вручную на платформы и отправляли для ремонта железнодорожного полотна.

В своей книге маршал Советского Союза К.А. Мерецков, командующий Карельским фронтом, написал:: «Когда я приехал в Лоухи, мне рассказала об одном любопытном эпизоде. В начале 1942 года, во время налета вражеской авиации, был сбит немецкий бомбардировщик. Летчик, выбросившейся на парашюте и взятый в плен, на допросе заявил, что ему, между прочим, довелось в своей жизни бомбить три «Л», игравшие важную роль во второй мировой войне: Лондон, Ленинград и Лоухи. Этот случай иллюстрирует то значение, которое придавало фашистское командование станции Лоухи.

Страдало материнское сердце — дети дома оставались одни. Только за время войны от бомбардировок с воздуха бабушкин дом горел три раза. Станцию Боярская, находившуюся в 18 километрах от узловой станции Лоухи, фашисты бомбили нещадно. Рядом находился военный аэродром.

Двое бабушкиных детей, Тая и Раиса, умерли от голода. Скупая северная земля не родила даже картошки. Снабжение было хуже, чем в блокадном Ленинграде. Может и сама бы не выжила, но помогали соседи: Алексей Гурский и его жена Стеша. В семье в Гурских было шестеро детей и все девчонки. Алексея на фронт не взяли, так как у него не было одной ноги. Занимаясь рыбной ловлей, он помог выжить бабушке и ее детям.

Закончилась война. Егор не вернулся домой — пропал без вести. Дети остались безграмотные, детство пришлось на войну.

После войны бабушка уже не могла работать в карьере.

В 1953 году, недалеко от станции Боярской, появился новый поселок лесозаготовителей Гридино, куда бабушка и переехала жить с детьми. Сын Михаил стал работать слесарем по автомобилям, дочь Валентина – сучкорубом, сын Николай – слесарем по тракторам. Сама Анастасия Яруслановна устроилась работать прачкой в магазин Чупинского ОРСа.

Шло время, дети обзавелись семьями. Бабушка вышла на заслуженный отдых, получала пенсию 32 рубля 50 копеек и нянчила внуков и правнучку, всех по очереди.

Не помню точно, но мне было лет 11-12, когда я, разбирая старые фотографии, увидел на фото группу женщин на фоне парового экскаватора. Я сразу узнал свою бабушку, она была ниже всех ростом и … в разных сапогах. На мой вопрос: « Бабушка, почему у тебя разные сапоги?» она ответила, что во время войны других на помойке не валялось,

«Бабушка, сколько ты получала во время войны?» Она горько ответила: — «125 рублей, но половину платили облигациями». «Сколько стоил хлеб?» — приставал я с расспросами. На что бабушка отвечала: — «Буханка хлеба стоила 125 рублей». Еще бабушка сказала, что они бегали к санитарным поездам, к воинским эшелонам и просили кушать. Кто подаст, а кто и помоями окатит. Всякое бывало.

После войны облигации хранились в картофельном мешке. Их было много, примерно треть мешка. При Н. Хрущеве облигации стали обменивать, но наши так и не собрались это сделать — почта была далековато, на станции Амбарной. Позднее этими облигациями оклеили кладовку, вместо обоев.

Под старость у бабушки вырос на спине огромный горб. Вот эта и была награда за ее самоотверженный труд. Родина не удосужилась найти для нее награды, считая, что она мало сделала для страны.

Глубокой осенью 1993 года, проснувшись утром, бабушка сказала:-«Сводите в баню, сегодня умру, купите костюм Диме» (ее последний правнук- прим автора). К вечеру бабушки не стало. В ту пору ей было 87 лет.

Нет уже в живых и бабушкиных детей. Остались только внуки, правнуки и светлая память о нашей любимой бабушке.

Р.s. Анастасия больше не выходила замуж, так как все время ждала своего Егорку с войны.»

По мере приближения торжественной даты – 9 мая, я отправил Прошение на имя президента РФ, так как считал, да и сейчас считаю, что героиня моей заметки заслуживает хотя бы медаль «За доблестный труд в ВОВ» пусть и посмертно.,

«ПРОШЕНИЕ

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Обращаюсь к Вам с большой просьбой. Но все по порядку.

В скором времени весь российский народ будет отмечать 65-летие Победы над фашисткой Германией. Мои бабушка и дедушка тоже внесли непосильную лепту на алтарь Отечества — дабы Россия была свободной страной, а её народ был счастлив.

Моя бабушка Решетова Анастасия Яруслановна (уроженка Курской области 28.06.1906 года рождения, год смерти 1994, похоронена ст. Амбарная Лоухского района, Карелия) отдала фронту все: мужа, который ушел на фронт и пропал без вести, две маленькие дочки умерли во время войны от голода, остальные трое детей остались неграмотные, так как детство пришлось на период той страшной войны. Сама угробила здоровье, работая в карьере на добыче гравия – другой работы на станции Боярская не было. Гравий во время войны шел на ремонт железнодорожного полотна. И так получилось, что при жизни не пользовалась никакими льготами и благами от государства. Почему-то у нее не было ни одной государственной награды. Во-первых, она была не грамотная и не могла напомнить и постоять за себя. Во-вторых, после войны она выехала с детьми со станции Боярская в лесной поселок Гридино (18 км от ст. Боярская). Работала при ОРС магазине прачкой. Начальство магазина находилась в поселке Чупа примерно 60 км от Гридино. Даже те несчастные дрова, которые выдавало местное начальство лесопунктовским пенсионерам, бабушке не полагалось, так как ее начальство было в Чупе. В конце концов привозили, такие дрова, как говорится, возьми боже, что нам не гоже. Дрова были оболонь — на половину гниль и громадные сучья, которые не возможно было расколоть. Как-то приехав на родину я собрал со всего двора эти сучковатые чурки и закопал в землю – благо был песок.

Наша бабушка жила в бараке в одной комнате с дочерью и нами двумя внуками. Потом дали квартиру в четырехквартирном доме. То жилье трудно назвать квартирой и сейчас — маленькие комнатка и кухонька – и нас четверо.

Бабушка пользовалась среди местного населения большим уважением. Помню возле клуба была драка: дерутся белорус и вологодский. Белорус говорит: «Я … вологодских!» «Как? Ты вологодских? Да я тебя…. Я тебе…..» — в ответ вологодский. Как раз заканчивается вечерний сеанс индийского кино. Из клуба выходят зрители, среди них – бабушка. Подходит к бугаям, берет белоруса Мишу под ручку и говорит: «Пойдем, я отведу тебя к жене». А вологодскому Коле и говорит: «У него жена из Вологды». Тишина разрывается хохотом. Конфликт исчерпан. Крови нет. У нее всегда для всех было доброе слово, готовность помочь ребенку, взрослому.

Обращаюсь к Вам с прошением о предоставлении Решетовой Анастасии Яруслановне государственной награды (посмертно).

Я не знаю, кому было легче во время войны: солдату в холодном окопе или вечно голодной женщине, которой после непосильной работы идти домой и смотреть на голодных детей и слышать: «Мама, дай хлеба, исть хочу!»»

Москва направила прошение в Карелию. Карелия 08.04.2010 выслала ответ в мой адрес. Он перед Вами, дорогой Читатель.

«Уважаемый Валерий Григорьевич!

Ваше обращение, по поручению Президента Российской Федерации, рассмотрено Администрацией Главы Республики Карелия.

Разъясняем Вам, что существующий порядок представления к государственным наградам и награждения ими, как и действовавший ранее, предусматривает прижизненное награждение граждан. Награждение граждан посмертно, в соответствии с Положением о государственных наградах Российской Федерации, может быть произведено только в особо исключительных случаях и только за проявленные личный героизм, отвагу и мужество.

В годы Великой Отечественной войны и первые послевоенные годы все жители Республики Карелия в массовом порядке и в неимоверно трудных и суровых условиях делали все возможное для разгрома врага и восстановления разрушенного войной народного хозяйства Карелии. К их числе, безусловно, принадлежит и Анастасия Яруславовна Решетова – ваша бабушка. Весьма признательны Вам за светлую и добрую память о близком человеке, жизнь которой как и многих других в Карелии стала ярким примером достойного служения людям и родному Отечеству.

С уважением,
Исполняющий обязанности
Руководителя Администрации
Главы Республики Карелия В.М. Войнов»

А Вы знаете? Награду так и не дали – вот и вся притча.

С уважением, Карьялайнен В.Г.
16.02.2011 краевед, ветеран труда
г. Архангельск

Об авторе: Карьялайнен Валерий Григорьевич, 1950 г.р., уроженец республики Карелии, образование средне-специальное, с 1973 года постоянно проживает в Архангельске, краевед, имеет ряд публикаций в центральной, региональной и местной прессе. Эл. адрес: gridino@gmail.com

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.