Расказачивание или геноцид? Последствия уничтожения казаков

Чуть больше 100 лет назад, 24 января  в 1919 году Оргбюро ЦК РКП(б) приняло секретную директиву «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах», позже подписанную известным революционным деятелем Яковом Свердловым. Она, в частности, постановляла: «…Признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путём поголовного их истребления. Никакие компромиссы, никакая половинчатость пути недопустимы.

Поэтому необходимо:

Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью…

Конфисковать хлеб и заставлять ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам.

Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи…»

Считается, что именно эта директива положила начало расказачиванию. О некоторых других документах большевиков, подробностях их зверств по отношению к казакам, фактах и цифрах рассказывали в своих выступлениях участники собрания «Двуглавого Орла».

В своём вступительном слове заместитель председателя Общества «Двуглавый Орёл», председатель верховного совета Союза казаков-воинов России и зарубежья Виктор Водолацкий привёл несколько холодящих душу примеров:

«Мне приходилось читать записки комиссаров, которые отправляли свои послания в Москву, о том, что необходимо менять интернациональные отряды, у которых психика ломается, потому что с утра до ночи они сжигали, уничтожали, насиловали казаков и казачек – и нужно было прислать других, чтобы сменить этих палачей. А у нас в Новочеркасске, где мы установили огромный православный крест, был Троицкий храм – есть фотографии, оставшиеся в архивах. В те дни, когда стояли 20-градусные морозы, привозили в него детей, стариков, женщин раздетых, запирали на ночь в храме, а утром на санях вывозили и в реку Тузлов опускали их трупы».

Подобным репрессиям мог подвергнуться практически любой – большинство казаков были людьми зажиточными, в большевистском смысле «кулаками», а потому их запросто могли за это привлечь к ответственности.

яков свердлов

Андрей Горбань
О том, каких казаков коснулись большевистские репрессии.

«В феврале 1919 года последовала более подробная инструкция Реввоенсовета Южфронта по проведению указанной директивы ВЦИК (от 24 января – прим. Царьграда) на местах – на Дону в частности. Она предписывала немедленно расстреливать всех без исключения казаков, занимавших служебные должности по выборам или по назначению, окружных, столичных атаманов, их помощников, урядников, судей и прочих. Всех без исключения офицеров тогдашней красновской армии, всех без исключения богатых казаков. Ну, с точки зрения Донревкома, о казачьей бедноте говорить не приходилось, так как казачество почти сплошь зажиточное, состоит из кулаков и середняков. То есть там привлечён к ответственности мог быть каждый», — отметил в своём выступлении войсковой судья Кубанского Казачьего Войска Андрей Горбань.

Он зачитал и другой документ того времени – директиву реввоенсовета Южного фронта от 16 марта 1919 года за подписью его члена Андрея Колегаева. Вот выдержка из её текста:

Предлагаю к исполнению следующее:

а) сожжение восставших хуторов;
б) беспощадные расстрелы всех без исключения лиц, принимавших прямое или косвенное участие в восстании;
в) расстрелы через 5 или 10 человек взрослого мужского населения восставших хуторов;
г) массовое взятие заложников из соседних к восставшим хуторов; д) широкое оповещение населения хуторов станиц и т.д. о том, что все станицы и хутора, замеченные в оказании помощи восставшим, будут подвергаться беспощадному истреблению всего взрослого мужского населения и предаваться сожжению при первом случае обнаружения помощи.

Эти жестокие расправы сильно сократили численность казачьего населения. Так, по данным, приведённым зампредседателя ростовского регионального отделения Общества «Двуглавый Орёл» Дмитрием Леусенко, на 1 января 1916 года население Донской области составляло 4 млн 13 тысяч человек. В 1922 году – чуть более полутора миллионов человек. За семь лет оно сократилось на 2,5 млн человек, то есть более чем на 60%. Точной статистики по доле в этих потерях репрессированных казаков нет, однако, по оценкам историков, она была немалой.

Массовое уничтожение с 1918 по 1941 год, по самым скромным оценкам, унесло жизни более миллиона казаков. Хотя ряд исследователей даёт гораздо большие цифры, — отметил Андрей Горбань.

Огромные потери понесло и Уральское казачье войско, которое боролось с большевикамибуквально до последнего казака.

Николай Дьяконов об Уральском казачьем войске и его сопротивлении большевикам

«Уральское казачье войско. 174 тысячи. К 1920 году оно сократилось в связи с уменьшением мужского казачьего населения почти в два с половиной раза. При нехватке рабочих рук в казачьих семьях в 1917-1920 годах посевные площади в Уральской области сократились в три раза, а поголовье скота – в 3,5 раза. Часть казаков после большевистского плена была возвращена на места их постоянного проживания на Урале, но это только часть. Однако их мирная жизнь дома была недолговечной: в 1930-е годы за отказ вступить в колхозы бывшие участники белого движения как представители контрреволюционного класса были практически поголовно уничтожены. В 1933-1938 годах органы ОГПУ и НКВД закончили зачистку «антисоветских элементов» на Урале. В казачьих семьях остались лишь женщины, дети да глубокие старики. Остались в живых всего лишь 10% от всего Уральского войска», — рассказал в своём докладе верховный атаман Союза казаков-воинов России и зарубежья Николай Дьяконов.

Атаман отметил, что уральские казаки не проиграли почти ни одной битвы большевикам – красные вынуждены были даже завозить вирус тифа в места их проживания, так как не могли справиться с отважными воинами силой. Более того, на Урале, в отличие от других казачьих войск, никогда не было «красных казаков», то есть тех, кто перешёл на сторону революционеров.

Андрей Горбань о том, зачем сегодня вспоминать о расказачивании

Масштабы жертв, жестокость приговоров, зверства и массовые убийства казаков дают основания определять расказачивание самыми жёсткими терминами – с этим согласились все участники собрания «Двуглавого Орла». Однако сегодня важно не столько найти для этого явления подходящее слово, сколько помнить, изучать и передавать потомкам знания об этой странице нашей истории, рассказал в интервью Царьграду войсковой судья Кубанского Казачьего Войска Андрей Горбань: Тем казакам, сущим на небесах, души которых смотрят на нас и вопиют к нам: «Помните!» — им не важно, как это называется, какой термин употребить для этого нужно… Но они требуют, чтобы мы помнили, не забывали, делали выводы из исторических уроков. Чтобы мы воспитывали нашу молодёжь в духе патриотизма, защиты нашей родины и ценителей нашего рода, патриархального рода.

Источник >>>

По следам героев Шолохова: Как начиналось расказачивание Тихого Дона

Автор – Павленко Дмитрий

Революционные потрясения 1917 года коренным образом изменили прежний жизненный уклад казачьего сословия. С одной стороны, его также не миновала социальная дифференциация. С другой стороны, крайне острый характер приобрёл вопрос о земельных отношениях между казачьим и крестьянским (как коренным, так и иногородним) населением. 

Так, в Области Войска Донского — при относительно равной численности казачьего и крестьянского населения — в пользовании казаков находилось 15 миллионов десятин земли. Донским крестьянам же принадлежало 3,5 миллиона десятин. Изданный большевиками сразу же после Октябрьского переворота «Декрет о земле» провозглашал уравнительное землепользование, что в целом отражало чаяния основной массы иногороднего населения и подрывало экономические и сословные привилегии казачества. Этот фактор в значительной степени обусловил жестокость и продолжительность гражданской войны в казачьих областях, ставших плацдармами для контрреволюционных антибольшевистских сил.

Большевики на Дону

Многие лидеры большевиков негативно относились к казачеству, считая его «опорой самодержавия» и одним из наиболее реакционных сословий. Между тем основная масса казачества изначально не видела в большевиках угрозы своему существованию. Многие вернувшиеся с фронта Первой мировой станичники изначально держались нейтралитета. Лишь небольшая часть казаков изначально примкнула к какой-либо из сторон в разгоравшейся гражданской войне.

Так, партизанский отряд Василия Чернецова, составлявший основу военных сил донского атамана Алексея Каледина, насчитывал всего около 200 человек — в основном не нюхавшей пороху учащейся молодёжи в возрасте от 15 до 20 лет. А после захвата большевиками донской столицы Новочеркасска в Степной поход в сальские степи вместе с атаманом Петром Поповым ушли лишь немногим более 1700 казаков.

Фактически в начале 1918 года основная масса казачества позволила большевикам без серьёзного кровопролития установить свою власть на Дону. Часть казаков малоземельных верховых округов открыто заявила о поддержке новой власти, созвав 10 (23) января в станице Каменской съезд фронтового казачества, на котором был образован Донской казачий военно-революционный комитет во главе с казаками-большевиками Фёдором Подтёлковым и Михаилом Кривошлыковым. Попытки же объявленного Совнаркомом вне закона Каледина мобилизовать казаков не привели к желаемым результатам. 29 января (12 февраля) 1918 года донской атаман покончил жизнь самоубийством.

«Казачество осталось глухо к призыву своего атамана, того атамана, которого оно ещё так недавно отказалось пустить в ставку, предохраняя его от самосуда черни. Он погиб, показав Дону пример честной и безупречной службы», — напишет в своих воспоминаниях начальник разведывательного и оперативного отдела штаба белогвардейской Донской армии, полковник Владимир Добрынин.

Протяжно гудит старый соборный колокол: ещё недавно звал он на вольный круг, а теперь звонит он по душе атамана Алексея Каледина, — писал впоследствии расстрелянный большевиками глава Донского Войскового правительства, «Донской Баян» Митрофан Богаевский. — Но говорят и другое: «Звонит похоронный колокол по донскому вольному казачеству». 

Пролог к расказачиванию

То, что происходило на Дону в 1918 году, ещё не было расказачиванием как таковым — скорее его прологом. Но последовавшие с началом весны попытки насильственного передела казачьей земли, которые зачастую проводились большевиками с привлечением отрядов красной гвардии с акциями запугивания и разоружения неблагонадёжных казачьих станиц, привели к началу мощного антисоветского восстания. Сил, чтобы подавить его, у большевиков не было.

В начале мая к границам Донской области подошли германские войска, а восставшие казаки совместно с двигавшимся из Румынии на соединение с белогвардейской Добровольческой армией отрядом полковника Михаила Дроздовского выбили большевиков из Новочеркасска.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.